Knigogid.com
KnigoGid » Книги » Детективы и Триллеры » Детектив » Анатолий Степанов - Заботы пятьдесят третьего года

Анатолий Степанов - Заботы пятьдесят третьего года

Тут можно читать бесплатно Анатолий Степанов - Заботы пятьдесят третьего года. Жанр: Детектив издательство неизвестно, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Knigogid.com (Книгогид) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

Никак не отреагировал на желтый ослепляющий свет лампы Сеня-пограничник. Он спал одетым. Сопел, пускал нечистую слюну. Смирнов вынул нож из-под подушки, тряхнул Сеню за плечо. Сеня замычал страдальчески, не желая ничего менять в своей прекрасной жизни. Но тут же был поднят за шиворот и откинут к стене. Тогда он и открыл свои бессмысленные глаза. Александр все понял про него и громко распорядился:

- Федор Матвеевич, ребят моих позови. Они поблизости.

Сеня прижался к стенке и норовил заснуть. С крыльца донесся насмешливый старческий тенорок:

- Оперсосы, вас пахан кличет!

Александр похлопал Сеню по щекам, растер уши - будил.

- Не надо, - попросил Сеня.

- А что надо? - от дверей поинтересовался Казарян.

- Ты кто такой? - вдруг почти разумно осведомился Пограничник.

- Я - оперуполномоченный Московского уголовного розыска Роман Казарян. Пойдешь со мной?

- А куда?

- В камеру.

Силы для того, чтобы сообразить, что с ним, иссякли, и Сеня опять приспособился заснуть.

- Кончай балаган, Рома. Пойди пригони машину поближе, а мы с Сережей его под белы ручки поведем.

Пока его вели, Сеня раскачиваясь между Смирновым и Ларионовым, пытался петь "В Кейптаунском порту", а в машине, сидя между Ларионовым и Казяряном, мигом уснул, уснул с храпом и стонами.

- Господи, и такой стопорит! - удивился Ларионов.

- Это-то и страшно, Сережа, - серьезно сказал Роман. - Сколько их таких - дураков, несмышленных сявок, которые решили, что они - отпетые урканы. Много бед наделать может шпана эта.

- Рома, ты складское дело полистал? - перебил его Смирнов.

- Эге. Довольно странная компания там собралась. Много их и разные все. Я списочек готовлю.

- Следователь для закрытия концы рубил?

- На первый взгляд все гладко.

- А на второй?

- Читать надо, Саня, а не листать. А я листал.

Сеню отправили в камеру отсыпаться, Ларионов и Казарян ушли, а Смирнов все сидел в кабинете - не было сил и желания перемещаться в пространстве. Без стука отворилась дверь, и вошел Сам. Александр вскочил:

- Товарищ комиссар...

- Сиди, сиди, - расслабленно махнул рукой Сам. - Ребят отпустил?

- Так точно. А что - нужно?

- Да нет. Пусть отдыхают, умаялись. У тебя курить что есть?

Смирнов пошарил по карманам, вытащил пустую пачку "Беломора", скомкал ее и бросил в урну. Посмотрел виновато на Ивана Васильевича и вдруг вспомнил: выдвинул ящик стола, достал роскошную черно-зеленую коробку "Герцеговины Флор".

- Ты, как Сталин, - сказал Иван Васильевич. - "Герцеговину Флор" куришь.

- Так ведь не было вчера в буфете ничего, вот и взял эти.

- Чего оправдываешься? Кури, что хочешь. - Сам затянулся еще раз. Слабенькие и кислые. Ты с которого часа сегодня?

- С шести утра.

- Так какого черта здесь торчишь?

- Сейчас пойду, - пообещал Смирнов, не двигаясь.

- Гоп-стоп размотал?

- Да вроде бы.

- Господи, как голова трещит! Из кабинета своего убежал, надоело. Каждые полчаса начальство по телефону стружку снимает. Я, что ли, эту амнистию объявил? - Иван Васильевич встал со стула и направился к двери. А в Тимирязевском лесу того... как его там?

- Ленька Жбан.

- По-моему там междусобойчик, Саша.

Сам удалился, закрыв дверь. Александр, не зная зачем, оглядел невзрачную свою комнату. И стол свой пустой, и обшарпанные стулья, и облупившийся сейф. И неяркие огни сада "Эрмитаж" за окном. Не сезон еще.

По Каретному он добрел до Садового и по Садовому доплелся до площади Маяковского. Из окна казалось, что поздно уже. Так нет - гуляли, вовсю гуляли по улицах москвичи. Да и куда деваться - в коммуналках набитых только спать с грехом пополам можно.

На метро доехал до станции "Аэропорт". На Инвалидной улице зашел в тошниловку. Обрадованная его визитом, буфетчица Клавка, ничего не спрашивая, трижды клацнула сатуратором, налила пивка, кинула на тарелку бутерброд с красной икрой. За все про все - червонец без сдачи. Александр отошел в уголок, чтобы не заметили, устроился встоячку за мраморным столиком. Не торопясь, единым духом влил в себя трудовые сто пятьдесят, запил глотком пива, закусил бутербродиком. В желудке постепенно обнаруживалось горячее солнышко. Александр вздохнул и допил пиво. Вовремя: от стойки пер к нему с двумя стаканами в руках Жорка Червяк. И правда червяк - противоестественно вытянутый, с маленькой головкой.

- Иваныч, я на тебя обиды не держу...

- Давно в Москве? - перебил его Смирнов.

- Вчерась прибыл.

- Смотри у меня, - пригрозил Смирнов и ушел из пивной.

На улице широкой грудью хватил холодного воздуха. Пахло талой водой, весной. Вот она расслабка. Жизнь стала неторопливой и симпатичной. У художественного ремесленного училища он свернул на Красноармейскую и мимо школы для дефективных, мимо ее чудесного голого сквера направился домой. Малокоптевский, стоящие покоем дома - дом два "а", дом два "б", дом два "в".

К двери кнопкой пришпилена записка. "Саша, я у Лешки Беза. Жду до половины двенадцатого". Александр глянул на часы. Было без десяти одиннадцать.

У Гольдиных забивали "козла". За непокрытым столом сидели Алик, его школьные дружки Виллен Приоров, Лешка Без, отец Лешки, глава семейства Яша Гольдин и со страшной силой колотили по некрашенной столешнице костяшками домино. Роза сидела на кровати и считала бесконечные чеки.

Неунывающее это было семейство, жившее в двух комнатах барака-развалюхи. Яша заведовал ларьком утильсырья на Инвалидном рынке. Лет двадцать уже заведовал. Правда, с перерывом. Отлучался на три года на войну. Был там при лошадях, ездовал, возил, что прикажут. Дали ему за это две медали "За боевые заслуги". Свою постоянную работу Яша очень любил за ясность и покой. Сами клиенты товар приносят, сами свешают, деньги получат и уйдут. Правда, последние пять лет сильно беспокоила макулатура: после каждого постановления ЦК по идеологическим вопросам библиотеки - районная, учрежденческие, школьные - заваливали палатку вредными книгами. Туго пришлось Яше, пришлось самому вешать (интеллигентки-библиотекарши наотрез отказывались), но в добровольные помошники напросился Алик - собирал себе библиотеку. Особенно урожайной была компания по борьбе с космополитизмом. Киплинг, Олдингтон, Дос-Пассос, Хемингуэй, до безобразия плодовитый Энтон Синклер, Андре Жид, Панант Истрати стояли теперь у Алика на книжных полках. Даже собрание сочинений Уоллеса рижского издания тридцатых годов (на радость Саньке Смирнову, любившему легкое чтиво после тяжелой работы) раскопал. Яша был весьма благодарен Алику за то, что тот дал ему возможность не отвлекаться от любимого занятия сидеть и подремывать в ожидании самообслуживающихся клиентов.

Яша дремал и царствовал, а Роза работала, как лошадь, и кормила многочисленное семейство. Считала чеки для продавцов из соседних магазинов, отмывала и сдавала неотмываемые бутылки, дежурила при чужих детях (хотя и своих было немало: Пашка, Мишка, Элеонора и приехавшая из Херсона племянница Соня) и мела окрестности - была дворником ЖЭКа.

- Шолом-алейхем, евреи! - рявкнул от дверей Смирнов. Мужики, не отрываясь от серьезного дела, рассеянно поприветствовали вошедшего поднятием свободных от костяшек рук, а Роза обрадовалась искренне:

- Санечка, голодный, наверное? Я тебе сейчас макароны по-флотски разогрею, хорошие макароны, ребята очень хвалили.

- Да не надо, Роза, возиться, - фальшиво отказываясь от обеда, отмахнулся Александр и сел рядом с ней на кровать.

- Выпимши, что ли? - не оборачиваясь спросил Алик.

- Устал, - ответил Александр и обеими руками растер несобранное свое лицо.

Алик обернулся на мгновение, глянул, и мгновенья было достаточно, чтобы определить:

- Устал и выпимши.

Не стал он опровергать Алика, откинулся на кровати, плечами и затылком уперся в стенку. Повело в сон, и он, чтобы бодрствовать, пялил глаза на компашку. Вернулась Роза с кастрюлей.

- Продвиньтесь! - приказала она козлодавам. - Дайте человеку поесть.

- Я из кастрюли, Роза. Давай ее сюда.

- Из кастрюли некрасиво, заметила Роза, подвигая кастрюлю к Александру.

Он взял кастрюлю обеими руками, заглянул в нее с недоумением. Роза ойкнула, кинулась за вилкой. Александр насадил несколько макаронных трубочек на вилку, загреб ими уже изрядную дозу и отправил ее в рот.

- Вкусно, - решил он, пожевав. - Спасибо тебе, Роза.

- Ты ешь, ешь, - жалостливо посоветовала она и уже другим голосом распорядилась: - Все, "козла" в хлев. Чай пить будем. - И смешала на столе искусно выложенную змейку кончавшейся партии.

- Ты зачем хулиганишь, Розка? - сурово вопросил Яша.

- Тебя не спросила, - объяснила Роза. - Лешка, стаканы неси!

Гольдины следовали совету умирающего еврея, который не жалел заварки. Мировой чай был у Гольдиных, крепкий, обжигающий, горячий, ароматный. В башке у Александра прояснилось, куда-то отбежала усталость, в тусклом глазу проснулся блеск, и он решительно поинтересовался:

Перейти на страницу:

Анатолий Степанов читать все книги автора по порядку

Анатолий Степанов - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.com.


Заботы пятьдесят третьего года отзывы

Отзывы читателей о книге Заботы пятьдесят третьего года, автор: Анатолий Степанов. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Knigogid.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*