Knigogid.com
KnigoGid » Книги » Проза » Советская классическая проза » Евгений Федоровский - Минуты войны

Евгений Федоровский - Минуты войны

Тут можно читать бесплатно Евгений Федоровский - Минуты войны. Жанр: Советская классическая проза издательство -, год -. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Knigogid.com (Книгогид) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

Летчики разошлись по машинам. Званцов надел парашют, сбил с унтов снег и полез в кабину. Атака должна начаться в шесть утра. До взлета осталась минута. Из–под серых маскировочных сетей выруливали штурмовики и как бы вытаскивали на своих работающих винтах радугу.

— Готов, Сеня?

— Так точно, товарищ майор! — отозвался стрелок.

Званцов посмотрел на часы приборной доски. Стрелка бежала по черному циферблату. Засек время…

— Взлет!

Рука плавно двинула ручку газа вперед. Штурмовик покатился по полю, набирая скорость и стряхивая с себя мокрый снег. У опушки леса он оторвался и полез к липким тучам.

Облачность была небольшой. Самолет быстро прошел ее, и на бронестекле вспыхнул розовый утренний луч. Небо парило. Горизонт переливался из темно–синего цвета в зеленоватый и оранжевый. Внизу плыли, как дымы, сероватые вороха облаков. Но потом стала проглядываться в окнах земля, грязно–белая от тающих снегов.

Рядом со Званцовым летел Канарев. У него из–под шлема высовывался белый шелковый чехольчик и оттенял румяное, круглое лицо. Лейтенант жмурил глаза и улыбался. «Вот он, — подумал Званцов, — не умеет скрывать свои чувства, как это делает зрелый мужчина». Не так давно Званцов видел у него на глазах слезы. Оказалось, из–за пустяка — полюбил… Хотя Званцову было не двадцать, а тридцать восемь, он никогда не любил. У разных людей дорога к любви бывает разная — и короткая и длинная. У Званцова, наверное, была самой длинной, закружилась в войне. Он думал, что на земле сейчас нет такого места, где любят, женятся, выходят замуж. Он воевал — и это было все, о чем он думал, что делал, чем жил.

Штурмовики эскадрилья за эскадрильей шли над облаками. Облака на этот раз помогали летчикам. Званцов рассчитывал незаметно пролететь до цели и, выйдя из облачности, атаковать переправу.

Километрах в двух выше летела эскадрилья французских истребителей. Маленькие, стремительные ЯКи шли попарно строем пеленга.

«Соображают», — похвалил истребителей Званцов.

При таком строе ЯКи могли вступать в бой почти одновременно.

Званцов поглядел на часы. До атаки осталось семь минут.

«Неужели повезет?» — подумал Званцов и суеверно стал гнать эту мысль прочь. Он внимательно, квадрат за квадратом, осмотрел сизо–голубой сектор неба и ничего не обнаружил.

«Что за черт? Фрицы будто нарочно подставляют переправу… А может, мы уклонились?»

Званцов торопливо поглядел на компас, часы, карту. Нет, не уклонились. До переправы осталось пять минут.

И вдруг в небе что–то изменилось. Он закрутил головой, стараясь понять, что же именно произошло? Канарев показал вверх. Ах, вот в чем дело!

Два ЯКа оторвались от строя и устремились ввысь. Перед ними едва заметной точкой парил «фокке–вульф‑189» — «рама». Разведчик, описав дугу, стал уходить от истребителей. С «рамы» гитлеровцы сообщили на землю о штурмовиках.

Небо вдруг стало рябым от черных шапок разрывов. Заградительный огонь был настолько плотен, что воздух сразу потемнел от дыма.

«Ну, куда нырнуть? Где найти брешь в стене огня? Кажется, нет ее… А может, пронесет? Не заденет снаряд, только осыплет осколками?»

«У-у, проклятая!» — Званцов пригрозил «раме». Увертываясь и отстреливаясь от истребителей, она старалась скрыться в облаках.

Званцов нырнул в стену заградительного огня. Самолет качнуло тугим воздухом взрывных волн и сразу же хлестнуло осколками. А остальные? Званцов оглянулся, вздохнул радостно: пронесло.

В просвете мелькнула белая река.

— Приготовиться к атаке! — крикнул Званцов. — Пошли!

Самолет врезался в тучи и там забился, будто попал в капкан. Здесь было пожарче, чем от верхнего заградительного огня. Близкие, но невидимые в облачности разрывы бросали самолет из стороны в сторону. Втянул голову в плечи Званцов. Страшно не хотелось ему попасть сейчас под слепой разрыв. Рука похолодела, крепче вцепилась в ручку управления. Но через секунду он прогнал страх и ощутил ровную мощь двигателя, тугой поток воздуха, крепость крыльев, близость товарищей, летящих где–то рядом. И помогло. Только мысль заработала четче, как пулемет. А бушующая вокруг смерть, рвущая самолет осколками, ускользнула куда–то за пределы сознания.

Из туч выплыла земля и белая, глянцевитая вода Прегеля. Глаз метнулся в сторону. Мост! По нему струится зеленая лента людей, повозок, танков.

Званцов поймал в прицел эту жирную колышущуюся гусеницу и нажал гашетку. С крыльев сорвались реактивные снаряды, огненной струей вонзились в мост, образовав пробку.

Пролетев за переправу, он направил самолет вверх. И тут заметил, что зенитки не стреляли. Значит, в небе, за облаками, были фашистские самолеты. Если их много, то они сразу же нападут на штурмовики. Вверху — истребители, внизу — зенитки… Как лучше зайти для новой атаки?

Выскочив из облаков, штурмовики окунулись в синее небо. То тут, то там проплывали бурые полосы горящих самолетов. Достаточно было одного беглого взгляда, чтобы понять соотношение сил. Гитлеровцы на выручку своей переправы бросили много самолетов, и они сейчас вступили в бой с ЯКами.

Два «фокке–вульфа‑190» понеслись прямо на Званцова. Уйти вниз, развернуться, чтобы дать возможность стрелку открыть огонь, Званцов не мог: его успели бы расстрелять на вираже. Он решил лететь навстречу «фоккерам», отвлекая гитлеровцев от товарищей.

— Ястреб, я с вами! — раздался в наушниках голос Канарева.

— Назад, черт бы тебя взял!

— Разрешите остаться, — секунду помолчав, упрямо проговорил Канарев.

Званцову уже некогда было отвечать. Он прильнул к прицелу, стараясь поймать первый «фоккер». Тяжелая машина нехотя поднимала нос. От «фоккеров» уже неслись, ослепляя, колючие нити трассирующих снарядов. Перед самой кабиной Званцова «фоккеры» сделали горку и проскочили назад. По ушам ударил тупой треск пулеметов. Это начал стрелять Сеня. Сладковатый запах пороха наполнил кабину.

— Есть один! — радостно крикнул Сеня. Званцов оглянулся. Одного «фоккера» Сеня и стрелок Канарева подцепили кинжальным огнем. Гитлеровец задымил, круто уходя к земле.

Сбоку на Званцова кинулся новый «фоккер». Наперерез ему вырвался ЯК: на хвостовом оперении Званцов успел заметить номер — двенадцатый. Фашист, подвернув, открыл огонь по истребителю.

— Ястреб! Слева сзади! — испуганно крикнул Канарев.

Тройка «фоккеров» заходила в хвост. Званцов думал, что сейчас начнет стрелять Сеня.

— Стрелок! Огонь!

Но Сеня молчал. Вражеская очередь разбила турель. Стрелка, видимо, убило или ранило. Канарев швырнул самолет навстречу «фоккерам», заслонив своей машиной штурмовик командира. Большой силы взрыв качнул самолет. Боковое стекло фонаря у Званцова вылетело из металлической рамы, будто выстрелило.

Званцов, не успев испугаться, глянул вниз. Окутавшись дымом, падал штурмовик Канарева. От перенапряженных нервов мускулы не почувствовали перегрузки — Званцов бросил машину следом.

Канареву на мгновение удалось перевести машину на крутое планирование. Дым закрывал кабину, лишь изредка появлялось опаленное лицо Канарева. Парень сидел неестественно прямо, вытягивая шею. Вдруг он открыл побелевший от трещин фонарь и приподнялся над козырьком.

— Ястреб, — услышал Званцов свой позывной, — у меня дело дрянь. Передай, что погиб. Ей. Больше некому…

Самолет, зарываясь носом, вошел в пике. И тут Званцов сообразил, что Канарев старается направить горящую машину на переправу…

Гибель товарища осознается поздней. Когда не увидишь на стоянке его самолета или когда будет пустовать его место в землянке, словом, там, где привык его видеть. Званцов еще не успел ощутить утраты. Жалость — это потом. Сейчас надо остаться спокойным. Еще идет бой и пальцы лежат на гашетке оружия.

Нет, не был Званцов черствым человеком. За сорок четыре месяца войны он видел много смертей. Гибель одних вызывала сострадание, другие врезались в память, даже своей смертью не позволяя забывать о них. Но сейчас Званцов просто не мог думать о Канареве. В небе продолжали бой живые, Их важно было сохранить.

Единственное, что держал в памяти Званцов, — переправы нет, а «фоккеры» будут мстить за неудачу.

— Всем скрыться в облаках и домой! — крикнул Званцов.

От перегрузок, от бешеного вращения самолета, от стремительно перемещающихся линий неба и земли в глазах вспыхивали и потухали красные круги. В висках больно стучало, душил ларингофон и воротник гимнастерки.

Да, теперь надо поскорей выходить из боя. Промедление грозило смертью.

Званцов сделал попытку прорваться к тучам. Но его не пустил «фоккер», отогнал огненной трассой пуль. Фашист, перекачиваясь с крыла на крыло, заходил, готовясь к стрельбе.

С тоской Званцов оглядел небо. ЯКи дрались с «фоккерами». Вот снова мелькнул двенадцатый. В крутом пике он стрелял в «фоккера», будто ввинчивал свинцовый штопор. Никто не успеет выручить…

Перейти на страницу:

Евгений Федоровский читать все книги автора по порядку

Евгений Федоровский - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.com.


Минуты войны отзывы

Отзывы читателей о книге Минуты войны, автор: Евгений Федоровский. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Knigogid.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*