Knigogid.com

Николай Фере - Мой учитель

Тут можно читать бесплатно Николай Фере - Мой учитель. Жанр: Советская классическая проза издательство неизвестно, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Knigogid.com (Книгогид) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

подозрениях все командиры отрядов. Но ничего нового не выяснилось. Антон Семенович

опустил глаза, задумался, и на некоторое время в клубе воцарилась полная тишина.

— Ну, что же, давайте разузнаем пока, кто из ребят особенно любит арбузы,— вдруг

предложил Антон Семенович.

Были названы пять — шесть колонистов. Последней говорила Мухина (Левченко) —

командир отряда девчат. Она сказала, что в ее отряде больше всех любит арбузы Валя...

Это была худенькая, невысокая девочка, прибывшая в колонию из Харькова всего

несколько месяцев назад. Она вела себя тихо и ничем не выделялась среди наших девочек.

Но в специальном письме харьковского Наробраза, сопровождавшем Валю, указывалось, что

она была наводчицей в крупной банде, занимавшейся обкрадыванием квартир. При одном

неудачном ограблении банда, по сигналу Вали, успела скрыться, а ее задержали. Однако

прямых улик против девочки не оказалось, и она была передана в приемник харьковского

Наробраза... За ее дальнейшей судьбой налетчики внимательно следили. Через несколько

часов после передачи Вали в приемник они ее выкрали оттуда. Но скоро Валю задержали

вторично и направили к нам, в Полтаву. В письме указывалось, что за нею должен быть

установлен специальный надзор: попытка выкрасть ее может повториться...

Когда Мухина назвала имя Вали, Антон Семенович даже привстал от неожиданности.

Казалось, он был поражен какой-то внезапной догадкой. Но минуту спустя он сказал своим

обычным, спокойным голосом:

— Валя, подойди сюда, к столу...

Лицо Вали, когда она шла меж скамеек, а потом стояла возле Антона Семеновича,

выражало только недоумение: зачем ее вызвали? Заподозрить причастность этой тихой

девочки к делу с кавунами было в самом деле просто невозможно.

— Зачем ты без разрешения взяла нож на кухне? — тем же спокойным голосом

спросил Антон Семенович.

— Я не брала ножа,— пожалуй, слишком поспешно ответила Валя.

Эту-то поспешность сразу уловил Антон Семенович и начал наступление.

— Нет, Валя, ты взяла нож, и будет нехорошо, если я сейчас пошлю дежурного и он

найдет его в твоих вещичках. Где ты его спрятала?

Валя немного помолчала, потом негромко ответила:

— Он в матраце, там дыра, я его туда засунула...

Через несколько минут дежурный положил злополучный нож на стол перед Антоном

Семеновичем. Ребята перешептывались, в клубе нарастал шум, но в голосах колонистов

слышалось скорее удивление, чем возмущение.

— Валя, ты очень любишь арбузы? — продолжал допрос Антон Семенович.

— Очень. Я никогда их раньше не ела.

— А зачем ты клала корки от кусков, вырезанных тобою, на старое место?

— Я думала, они прирастут,— серьезно ответила Валя. Теперь заговорили сразу все: и

для ребят и для всех нас было полной неожиданностью, что «трижды гадом», «оборотнем,

прикинувшимся змеей», оказалась эта маленькая худенькая девочка. Лопотецкий, уже забыв

о своей угрозе «перегрызть горло гаду», начал подговаривать ребят попросту нарвать после

собрания побольше крапивы...

Антон Семенович строго посмотрел на него, и Лопотецкий сразу затих.

— Валя, ты дашь слово общему собранию, что не будешь никогда лазить на бахчу и

портить арбузы?

— Да, я больше этого делать не буду, — тихо ответила она. Антон Семенович

поставил на голосование предложение простить Валю, и ребята довольно дружно

– 10 –

проголосовали за это. Только Лопотецкий, члены его отряда да еще несколько ребят

«воздержались». Валя села на свое место, а Антон Семенович поставил на обсуждение

собрания еще некоторые —уже вполне мирные — вопросы жизни колонии.

Когда все расходились, Антон Семенович задержал Лопотецкого. Поговорив с ним о

разных хозяйственных делах, он сказал, прощаясь:

— Если я узнаю, что ты хоть как-нибудь обидел Валю, то уходи из колонии сам. Всё

равно уволю. Так и ребятам передай.

Сказано это было словно между прочим, но так, что Лопотецкий понял: Антон

Семенович не шутит!

После собрания, когда я возвращался домой под впечатлением всего, что видел и

слышал в клубе, мне показались наивными, чтобы не сказать просто глупыми, мои прежние

мысли о записной книжке Антона Семеновича, в которой будто бы систематизированы все

наказания за те или иные проступки колонистов...

Каждое необычное происшествие в жизни ребят, а то и просто изменение в их

настроении или поведении, подчас совсем незаметное, для Антона Семеновича оказывалось

серьезным поводом к тому, чтобы начинать искать иное решение уже однажды решенного

вопроса и находить новые формы педагогического воздействия на колонистов. Именно так, в

повседневной практике, вырабатывал Антон Семенович свою систему воспитания. Главным

в ней было внимание к «человеку в ребенке», гибкость и отсутствие трафарета в подходе к

ребятам.

На следующий день случай с арбузом был уже забыт. Только «капканы» Лопотецкого,

валявшиеся за ненадобностью возле куреня, еще некоторое время напоминали о той вспышке

ребячьих страстей, которую Антон Семенович так мастерски погасил.

Среди применявшихся Антоном Семеновичем наказаний был выговор с объявлением

в приказе в день праздника Первого снопа, в день рождения А.М. Горького или в день

другого ближайшего колонийского праздника.

Сначала я не понимал смысла этой воспитательной меры. Мне казалось, что

наказание, исполнение которого отложено надолго, теряет свое значение. Кроме того, думал

я, разве можно омрачать общий для всех колонистов праздник кому-нибудь одному из них?

Это непедагогично.

Но скоро я заметил, что практически до объявления такого выговора дело никогда не

доходит: тот, кто предупрежден об ожидающем его позоре, быстро исправляется, и совет

командиров отменяет свой выговор еще до наступления праздника.

МЕСЯЦ БЕЗ МАКАРЕНКО. ТЕАТР. ШКОЛА

Вначале 1925 года Антон Семенович получил отпуск и решил поехать в Москву. Во

все предыдущие годы, с самого основания колонии, он ни разу не отдыхал, потому что, как

говорил он, у него не было «свободной души». Руководство колонией на время своего

отпуска Антон Семенович решил поручить мне. Я сознавал, какая большая ответственность

ляжет на мои плечи, помнил о своей педагогической неопытности, и мне очень не хотелось

браться за эту работу. Однако от всех моих доводов и возражений ничего не осталось, когда

Антон Семенович грустно сказал:

— Ну что ж, придется и в этом году не идти в отпуск... Дольше отказываться стало

невозможно. Но на душе у меня было неспокойно, и я попросил Антона Семеновича на

всякий случай оставить мне необходимую инструкцию. Он улыбнулся.

— Вы в колонии уже работаете почти год, хорошо знаете наше хозяйство и

организацию воспитательно-педагогического процесса,— ведь вы незаметно тоже участвуете

в его разработке. Опыта, подобного нашему, не было в прошлом, нет в настоящем ни у нас,

ни за границей. Если общие положения, которые легли в основу воспитания колонистов,

– 11 –

верны, то, возвратившись из отпуска, я найду колонию еще более окрепшей. Все отклонения

от нормы покажут слабые стороны в нашей организации дела. Прошу вас смотреть на мой

отъезд, как на один из методов проверки нашего опыта, и поэтому разрешите мне никакой

специальной инструкции вам не давать. Могу только посоветовать побольше бывать с

колонистами, опираться на лучших из них, не упускать из внимания ни одной мелочи, не

плестись на поводу у ребят, а вести их вперед...

В ответ на мою просьбу дать на крайний случай хоть свой московский адрес Антон

Семенович махнул рукой и сказал:

— Где остановлюсь, не знаю, а если бы даже и знал, то мой адрес вам совершенно не

пригодился бы. Заочно управлять жизнью колонии и вообще давать какие-либо указания и

советы, не зная обстановки, трудно. Все мои советы будут приходить с большим опозданием,

и если вы их будете дожидаться, сложа руки, причините колонии большой вред.

Свой отъезд Антон Семенович постарался сделать малозаметным, вел себя так, будто

уезжает всего на один — два дня. Но видно было, что ему нелегко даже ненадолго покинуть

колонию, как нелегко мастеру оторваться от своего творения.

На общем собрании колонистов, когда Антон Семенович уже уехал, я сообщил

ребятам, что он будет отсутствовать целый месяц. Подавленным молчанием встретили ребята

мои слова, на их лицах было уныние, а у некоторых малышей даже выступили слезы.

Перейти на страницу:

Николай Фере читать все книги автора по порядку

Николай Фере - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.com.


Мой учитель отзывы

Отзывы читателей о книге Мой учитель, автор: Николай Фере. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Knigogid.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*