Knigogid.com
KnigoGid » Книги » Проза » Советская классическая проза » Александр Золототрубов - Тревожные галсы

Александр Золототрубов - Тревожные галсы

Тут можно читать бесплатно Александр Золототрубов - Тревожные галсы. Жанр: Советская классическая проза издательство -, год -. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Knigogid.com (Книгогид) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Перейти на страницу:

Кесарев на койке показался Склярову длинным и неуклюжим. Лицо осунулось, пожелтело, как осенний лист, и только глаза блестели, как в море штиль, — ярко, искристо. Дышал он тяжело, хотя при командире бодрился.

— К тебе Наташа едет, — сказал Скляров.

Кесарев скривился от боли. В его глазах Скляров увидел вдруг слезы. Они блестели, как осколки стекла.

— Ну, здравствуй, орел! — улыбнулся Скляров, садясь на стул. Он слегка пожал Кесареву руку, мельком взглянув на его лицо, оно оставалось холодным и неприступным. Но вот его уста тронула улыбка.

— Был орлом, а теперь пташка... — усмехнулся Кесарев, все еще держа в своей руке ладонь командира. — Крылья у меня подрезаны, товарищ капитан второго ранга. Осколок, он что? Кусок металла, горячий, правда, кусочек, душу печет... Тут у меня был Роберт Баянович, так я просил, чтобы вы пришли. Я хочу сказать, товарищ командир, что все делал на совесть, да маленько сорвалось... Ошибочка случилась. Я-то как с миной обращался? Как с красивой женщиной — хотелось добраться к ее сердцу, а она, стерва, шарахнула... Ну, а как вы? Что там на корабле?

Скляров почувствовал себя неловко: выходит по Кесареву, что пришел он к нему по просьбе, а не по своему желанию. Но ведь это не так! Еще с утра он собирался прийти в госпиталь, но пришлось вместе с конструктором составлять отчет об испытаниях нового оружия. Но как об этом сказать, чтобы не обидеть Кесарева? И вдруг у Склярова вырвалось:

— Я очень ценю тебя, Сергей. Может, я строгий, а то и горячий в службе, но я тебя ценю. Вот честное слово...

Кесарев дотянулся рукой до его плеча, слегка тронул его:

— Не надо, товарищ командир. Вашей вины в том, что со мной случилось, нет. Я сам на это пошел. Есть у меня эта самая лихость, как вы справедливо однажды заметили. Есть, но ведь я с этими минами не раз боролся! Я щелкал их как орехи. В Заозерной тоже попалась капризная мина, а все же укротил ее. — Кесарев улыбнулся, отчего лицо его слегка порозовело. — Я не герой, товарищ командир, я просто делал свое дело. Так-то... Ну, а что скажете вы?

— Ты неплохо выглядишь, Сергей, и я уверен, что все обойдется хорошо. Я хочу в это верить.

— И я хочу верить, — глухо сказал Кесарев. — Но случится то, чего никто из нас не ожидает. Я к тому, что осколок, который сидит во мне, лишь добавил весу телу, но вовсе не здоровья. С ними не шутят, осколками...

Скляров вдруг почувствовал, как холодок пробежал по его телу. Нет, не от боязни за себя — от боязни за Кесарева: что с ним будет дальше? Как пройдет операция? На этот вопрос, пожалуй, не ответил бы и врач, так как трудно угадать способности каждого организма выстоять в борьбе с недугом. Сейчас Склярову хотелось высказать минеру все, о чем он думал в эти минуты, сидя у койки больного, но говорил он не вслух, а мысленно: «Я не осуждаю тебя, Сергей, за то, что ты рисковал собой. Нет, не осуждаю, ибо если человек не способен на риск, он не способен на большое дело. А кому нужен такой человек? Ни мне, ни Серебрякову, ни адмиралу Журавлеву. Да и сам ты не уважал бы себя, если бы стал жалеть себя, а других ставить под удар. Я даже горжусь тобой, Сергей, что в своем деле ты оказался на вершине. Мне еще надо будет найти свою вершину, дойти к ней и разумом и сердцем, а ты уже нашел свою высоту. Я лишь огорчен, что задел тебя осколок. Но я верю, что врачи спасут тебе жизнь. Может быть, я виновен перед тобой, что всегда был строг и требователен. Но сам же ты говорил, что командир кончается, если он перестает требовать! Да, Сергей, тут я с тобой вполне согласен — командиру нельзя быть хлюпиком, слабовольным человеком, ибо в трудную минуту он потеряет и себя, и, что весьма опасно — свой корабль. А страшнее этого в жизни командира ничего больше нет.

— Вы о чем задумались? — нарушил его размышления Кесарев.

— О тебе думал, Сергей, о корабле... — выдохнул Скляров.

— А что — обо мне, если не секрет?

— Что ты — герой.

— Зачем вы так? — в голосе Кесарева прозвучала нота обиды, он рукой прикрыл свое лицо и глядел куда-то в сторону.

— Я вовсе не шучу, Сергей, — серьезно молвил Скляров. — Я горжусь тобой. Когда в море твой матрос упал за борт, мне тогда было больно. И за себя, и за тебя, и за матроса Черняка. Такова уж доля командира — все, что есть на корабле, близко его сердцу. Это — страдание, но и в нем есть своя радость. И когда капитан первого ранга Серебряков сетовал на то, что «Бодрый» не выполнил в море свою задачу, я — ты только верь мне, Сергей, — не знал, куда деться от стыда. И все же я был горд от мысли, что в мирное время матрос не погиб, мы спасли его. Смешно, да? А я был горд, что матери матроса Черняка не придется его оплакивать.

— В боях с гитлеровцами гибли сотни и тысячи, — грустно заметил Кесарев.

— На то была война, Сергей. А мирное время, оно по-своему распоряжается судьбами людей, но жизнь под удар не ставит. Не должно ставить, — поправился капитан второго ранга. — Конечно, и в наши мирные дни бывают потери, но потеря потере рознь...

Кесарев стал возражать ему, но не горячился, голоса не повышал, он сказал то, о чем минуту назад подумал Скляров: «Если дело стоит того, чтобы рискнуть, поставить свою жизнь под удар, то такого человека никто не осудит».

— Вы правы в одном, товарищ командир, я мог бы сделать все, чтобы не было взрыва, — выдохнул Кесарев. — Мог бы... Но я... я, кажется, был самоуверенным. Да, да, — самоуверенным. И еще во мне играло самолюбие. Я хотел доказать Савчуку, что никакой ловушки в камере нет, нет там и часового механизма. Но я ошибся, ошибся как пить дать...

— И все же ты поединок выиграл — мину укротил, спас рыбаков, победителей, как известно, не судят, — Скляров улыбнулся.

— Вы хитрый... — Кесарев не договорил.

«Ему просто жаль себя, — подумал Скляров. — Он прекрасно понимает, что теперь ему, если даже и выживет, не плавать на корабле. Эх, Сергей, и зачем ты трогал эту крышку? Поджег бы бикфордов шнур, а сам — в укрытие...» Словно догадавшись о его мыслях, Кесарев сказал:

— Я мог бы не трогать крышку. Мог бы... Но я тронул ее. Зачем, да? А вдруг еще попадется рыбакам такая мина? В море таких игрушек еще немало, и надо знать, как их обезвредить. — Помолчав, он продолжал: — Море для меня живое существо, и я хочу знать, что есть опасного для жизни этого существа...

Долго молчавший Скляров заговорил:

— Ты прав, Сережа. На море нельзя плавать с равнодушным сердцем. А Наташа любит тебя, — неожиданно добавил Скляров.

— Она вам это сказала? — глаза у Кесарева опять заблестели.

— Да, она сказала... Я час назад говорил с ней по телефону. Завтра утром она будет здесь.

Кесарев долго молчал, тупо глядя в белый потолок, потом вдруг посерьезнел:

— Товарищ командир, если я... — Он запнулся, передохнул. — Если я... Если умру, то корабль назовите моим именем...

— Ну что ты, дорогой, — ободрил его Скляров, — все будет хорошо, Сережа... — У него к горлу подступил комок, а в груди больно сжало сердце. — Мы еще с тобой поплаваем...

 

Уставшая и какая-то разбитая, Наташа вышла из самолета. Среди встречавших Склярова не было. «Значит, что-то случилось, если не приехал», — подумала она.

Наташа взяла такси.

Узкая дорога то поднималась на сопку, то петляла между скал, заросших карликовыми березками. Она до боли сжимала пальцы и никак не могла отрешиться от недобрых мыслей, которые терзали ее. Немного успокоилась, когда машина выскочила из-за сопки, и взору открылось море. Издали оно напоминало расплавленное синее стекло. Это было его море, Кесарева. Но это было и ее море, потому что Наташа твердо знала, что свяжет свою судьбу с судьбой Сергея. И, пожалуй, впервые она остро почувствовала, что жить без него не может, что и сама жизнь была бы без него пустой.

«Волга» остановилась у ворот госпиталя. Наташа расплатилась и побежала в приемный покой. В палату ее не пустили. Дежурный врач, седой высокий полковник в очках, сказал ей, что недавно Кесареву сделали операцию. К тому же от него только ушел адмирал. Нельзя больного переутомлять. Вот окрепнет — тогда можно прийти.

— Я только с самолета. Очень прошу вас, ну хотя бы на минутку...

Она заметила холодный блеск в его глазах:

— Нет, не могу.

— Но я ведь его жена! — вырвалось у Наташи.

Дежурный врач встал, снял очки.

— Жена? — переспросил он, подозвал сестру. — Проведите к Кесареву. — А вы, — взглянул он на Наташу, — пожалуйста, без слез. Только без слез... Все будет хорошо. Операция прошла успешно, извлекли осколок.

«Успокаивает меня, — подумала Наташа. — Будь Сереже легче, адмирал не сидел бы здесь».

Сестра открыла дверь палаты, и Наташа вошла. Сергей лежал на койке весь в бинтах. Дышал тяжело и неровно. Она присела рядом с койкой на стул. Сердце гулко забилось.

— Сергей, это я, Наташа... — Она сказала это тихо, очень тихо, но Сергей услышал ее.

Он протянул ей руку и ощутил тепло ее ладони. Она припала к его груди:

— Сережа, что с тобой, милый? — И она горько зарыдала.

Перейти на страницу:

Александр Золототрубов читать все книги автора по порядку

Александр Золототрубов - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки Nice-Books.com.


Тревожные галсы отзывы

Отзывы читателей о книге Тревожные галсы, автор: Александр Золототрубов. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.


Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их комментариям.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Knigogid.


Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*